ДЕТСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ТЕОРИЯ ДОМАШНЕГО КРИКА.

 Я долго шла к этой статье. Началось все с того, что срываясь на крик, я после очень ругала себя, прижимала годовалого сына к груди и просила у него прощения. Но в очередной раз раздражаясь на непослушание и выверты своего оторвы, вновь повышала голос. С этим необходимо было что-то делать. Я должна была научиться контролировать свою злость.

Смешно слышать от мам совет в духе партийных организаций: «Вместо того чтобы кричать, проведи с ребенком воспитательную беседу, объясни ему что он делает не так». Вы общались с ребенком в возрасте одного года? Много Вам удалось ему объяснить? Нужно понимать, что разговоры о том, что такое хорошо и, что такое плохо, действуют на таких малышей мелкой шрапнелью.

Крик в этом смысле тяжелая артиллерия. Это две крайности. Разговорами малыша не унять, известно, чтобы отвадить ребенка от розетки не достаточно объяснить ему что это опасно. Поругать можно, ребенок скорее всего не станет при Вас совать в розетку всякую всячину, но наверняка попытается сделать это находясь бес присмотра, втихаря. Это ведь логично, мама будет кричать, лучше чтобы она не узнала, а любопытство превыше, выход — сделать желаемое пока маме не до малыша. А мама не может все время держать ребенка в поле зрения, хотя бы потому, что маме и кушать надо готовить. В этой ситуации было бы вернее всего спрятать от глаз ребенка манящие дырочки в стене, тем же предохранителем. Но ситуации, согласитесь, бывают всякие, и такие, когда маме кажется, что без окрика не обойтись.

Какими бы мы ни были чудесными родителями, есть статистика, свидетельствующая, что желая добиться беспрекословного подчинения и послушания, мы часто повышаем голос на своих детей, в том числе и на младенцев в возрасте до года, которые, в сущности, ничего не понимают. Особенно часто это происходит с молодыми родителями. Чем родители старше, тем большую выдержку они проявляют.