Детское развитие: о том, на что надо обратить внимание при выборе книги/фильма для ребенка.

 О том, на что обратить внимание при выборе книги/фильма/мультфильма/сериала для ребенка

Проводя с детьми большую часть своего времени, я и другие педагоги становимся невольными свидетелями того, какое огромное влияние на детскую психику и личность оказывает то, что они смотрят. Общество, и, в частности, родитель, который предлагает ребенку ту или иную медийную продукцию (или предоставляет самому делать выбор) так или иначе несет ответственность за тот эффект, который окажет на ребенка эта самая книга или фильм. И этот текст – моя попытка взять на себя долю ответственности – рассказать о том, как может сказаться на личности (и, возможно, на судьбе) ребенка знакомство с конкретным произведением. Тут я не буду касаться того, какой эффект оказывает на растущее дитя жизнь перед экраном.
Итак, для того, чтобы судить объективно, нужно прочитать (просмотреть) произведение самому не менее двух раз (в первый раз вы сможете получить общее впечатление и познакомиться с сюжетом, а вторичный просмотр даст возможность обратить на тонкости, которые ваш ребёнок усвоит на бессознательном уровне). На что же обращать внимание? 
1. Сюжет и общее содержание. Именно по этому критерию фильмам присваивают возрастную категорию. К сожалению, многие современные родители возрастным критерием считают только наличие откровенных сексуальных сцен. Некоторые обращают внимание на пропаганду нездорового образа жизни, но практически никто не считает наличие в фильме/игре/книге сцен с насилием достойным критерием для того, чтобы отказать ребенку в приобщении к этому продукту. Так вот, первый шаг к осознанности в потреблении медийной продукции – следование возрастным ограничениям (даже если Вам кажется что там «ничего такого»). 
Далее проанализируйте произведение – какова тема, главная мысль? Что хотел привнести в мир автор? Что хотел донести до зрителя? Какую точку зрения на мир он предлагает нам занять? Какую цель он преследует? Помните – вы предлагаете ребенку модель, которую он с раннего детства и до конца подросткового периода будет в силу возрастных особенностей принимать как пример для подражания, как «идеал». Поэтому не все, что кажется полезным для развития личности взрослого, окажет тот же эффект на ребёнка. 
2. Главный герой и его друзья. Так уж устроен человек, что он невольно идентифицирует себя с главным героем или близким другом главного героя. А для ребенка герой – это не просто персонаж, это в прямом смысле Герой. Так что, предлагая что-либо читать или смотреть, приготовьтесь к тому, что ребёнок будет совершать поступки, испытывать те же эмоции и ощущать себя так же, как персонажи данного произведения. Обратите внимание, что человеку свойственно выбирать самый простой способ достигнуть сходства с Героем, так что не надейтесь, что для подражания будут выбраны самые лучшие качества. Сами посудите, что проще – спасти мир или жаловаться на свою трудную долю и свысока смотреть на остальных?
3. Речь персонажей. Если обсудить отдельные качества героя с ребенком можно, то речевые паттерны, выражения, слова усваиваются бессознательно. Очистить речь от слов-паразитов не под силу даже многим взрослым, осознанно работающим над этой проблемой, что тут говорить о детях, которые буквально впитывают речь, которую слышат. Так же усваиваются интонации и целые фразы. В самом грустном варианте ребенок вообще разучается строить речь самостоятельно, не может донести свои мысли и чувства до собеседника из-за шаблонной речи и оказывается обреченным на непонятость. Я уверена, что нет шаблонных людей, поступков, мыслей и эмоций - в глубине каждого есть живое и неповторимое, просто выражать это многие разучились. 
4. Юмор. Производители книг и мультиков для детей уверены, что в первую очередь детям должно быть «смешно». Обратите внимание – а что именно там призвано вызвать смех? Как ни прискорбно, подавляющее большинство мультфильмов «смешным» выставляют то, над чем ответственный родитель учит не смеяться: когда кто-то падает, корчит рожу, оказывается в неловкой ситуации, кого-то бьют, обзывают и т.п. Вряд ли кто-либо из зрителей хотел оказаться на месте такого посмешища. В общем, шутка, в которой ради «широты» пожертвовали «глубиною», шутка, которая может причинить боль, - это признак очень низкого уровня культуры. Предлагая ребёнку мультик с таким юмором, вы невольно учите его так себя вести, и это окажется сильнее всех нотаций.
5. Сценарии. На мой взгляд, это самое страшное, потому что трудно разглядеть и практически невозможно вытравить из личности. Проще говоря, это те формы реагирования, которые используются персонажами в различных ситуациях на протяжении повествования. Можно обсуждать и взывать к рациональной оценке поступков героев, шуток, научить сознательно следить за речью, но в вопросах такого сценария взывать к сознанию бессмысленно – в тот-самый-момент ни ребёнок, ни вы сами даже не вспомните, откуда ветер дует. Только прожив несколько как две капли воды похожих ситуаций и отследив это за собой, можно попробовать что-то с этим сделать. И тут речь уже идет о достаточно зрелом возрасте, так что лучшая помощь в этом вопросе – постараться избегать таких сценариев, которые в обычной жизни явно расходятся со здравым смыслом. 
6. Ну и последнее – показывая ребенку мультфильм или предлагая книгу, вы тем самым вольно или невольно приобщаете его к миру искусства и воспитываете в нем художественный вкус (или его отсутствие). Будьте разборчивы, чтобы однажды ваш ребенок увидел разницу между дешевой блестяшкой и настоящим алмазом. 
И помните: время – единственный человеческий ресурс, поэтому взвесьте – действительно ли данное произведение стоит того, чтобы потратить время вашего ребенка.
***************
Несколько слов для тех, кто хочет поглубже во всем разобраться.
Для того, чтобы осознавать происходящее, необходимо представлять себе ход развития литературы и психологию ребенка. Все в школе изучали, что огромным этапом, предшествующим литературе был фольклор, который представлял собой обобщенное и отобранное хранилище памяти всего народа. Фольклорные произведения передавались из уст в уста многие поколения мудрейшими и опытными людьми, в процессе чего все шероховатости сглаживались, и произведение становилось носителем опыта всех тех людей, через чьи уста прошло. Для самых юных слушателей народная сказка служила средством формирования образа идеального в данном обществе человека и сценариев жизни, для людей постарше она же являлась неиссякаемым хранилищем законов мироздания. Легенды слагали о героях, память о которых должна жить в памяти поколений и быть оплотом в трудную минуту. Приблизительно в этот момент начинается самое интересное. Эпические сказания (например, былины), призванные поведать слушателю о подвигах живших когда-то героев, являются первой авторской переработкой легендарных сюжетов. И здесь в первую очередь воспеваются только подвиги и поступки, достойные подражания, но сказитель уже обращается к словесному мастерству для создания яркого образа и впечатления, перед которым реальность меркнет. Внутренний мир героя в фольклоре не навязывается слушателю – мы судим по своему опыту, что чувствовал Илья Муромец в какой-то ситуации, и почему Иван Царевич поступил именно так. Для сопереживания и развития чувств самих по себе были песни, но там, заметим, нет ни героев, ни поступков, ни сюжетов. Устная форма уходит в прошлое, и появляются первые авторы в прямом смысле этого слова. Это были люди, которым было доверено записать то, что было наработано народом, и делали они это с величайшей осторожностью и старались не отступать от канонической формы и идеалов. Но все, что однажды записано, является лишь точкой зрения конкретного человека. В общем, годы шли, авторы обращались к все новым и новым, в основном, историческим сюжетам, и всё чаще сталкивались с неоднозначными ситуациями (персонажи стали реалистичными), но в таких случаях довольствовались отрицательной авторской оценкой конкретного поступка. Однажды литераторы дошли до того, что увидели ценность в том, чтобы с помощью литературных образов воссоздать образ эпохи. И вот новый краеугольный камень – художественная ценность начинает преобладать над воспитательной. Реальные исторические герои – отнюдь не идеалы, и далеко не все их поступки достойны подражания. Однако, обилие деталей и полнота картины – дань реализму. Авторская оценка отрицательного дается вскользь, дабы не ломать целостный образ эпохи, а где-то и вовсе пропадает. Внутренние переживания героя не отдаются на домыслы читателя, автор сам их тщательно описывает, заставляя нас сопереживать и приобщаться. Словесное мастерство писателя заставляет нас забыться и с немым восхищением созерцать величие персонажа, даже если он несправедливо заставил кого-то страдать. И вот – на дворе двадцатый век. Ценность художественная отождествляется с ценностью индивидуального, и каждый автор считает своим долгом проявить в своем шедевре собственную неповторимую индивидуальность, неожиданный и свежий взгляд на вещи и уникальное мировоззрение. Герой – уже полностью выдуманный персонаж, и самое главное – раздирающие его душу страдания. И если такое чтение для сформировавшейся личности – возможность получить новый жизненный опыт, то несформированную личность такое чтение формирует, причем формирует по образцу этого уникального и неповторимого автора. 
Основная разница между ребенком и взрослым – разница в уровне сформированности личности и количестве читательского опыта. Если взрослый может отделить зерна от плевел, то для ребенка пока что всё – зёрна. Ребёнок в лучшем случае к концу начальной школы преодолевает сказочно-мифологический строй сознания, до тех пор, любой персонаж, встречающийся ему в книгах – либо абсолютно плохой, либо абсолютно хороший. Лет в 10 ребёнок уже легко разделяет для себя жанровую условность – сказка воспринимается как сказка, а рассказы – как рассказы. То есть подсознательно Иван Царевич ничем не отличается по восприятию от Гарри Поттера, а Фродо становится в один ряд с былинными богатырями и легендарными героями. А разница есть, и она существенная. И тут дело не в том, кто хороший, а кто – не очень, а в том, что в современных произведениях мир внутреннего героя прописан так тщательно, что невольно сочувствуя, идентифицируешь себя с ним и теряешь объективность оценки, а ребенок вообще принимает это за чистую монету в силу своего мировосприятия. 
По большому счету, уровень сознания ребенка проходит все те ступени, которые проходила в свое время литература. Когда мы приобщаем ребенка раньше времени даже к очень хорошим произведениям, мы, в конце концов. лишаем его возможности увидеть в произведении главное. Это все равно как вместо традиционной детской игрушки давать ребенку авторскую коллекционную - у ребенка не будет возможности сформировать вкус и твердое представление о мире, но и авторская индивидуальность для него в таком возрасте не раскроется.