КОНФЛИКТЫ МЕЖДУ ДЕТЬМИ: фокусируемся не на деталях, а на отношениях

 В моей жизни много ситуаций, которые испытывают мое терпение и предоставляют мне еще одну возможность стать мудрее. Это, определенно, относится к разрешению ежедневных конфликтов между моими детьми. Они напоминают мне игривых и неугомонных щенков, всегда готовых прыгать, скакать и нападать! Игривость может быстро перейти во фрустрацию, а затем, иногда за секунды, они переходят от криков и толчков к следующему раунду – снова друзья “не разлей вода”.

Родители могут сильно вовлекаться в эти неизбежные конфликты между детьми. Кто и что кому сделал? Кто начал первым? Кто первым ударил? И тогда родитель может выразить свою позицию осуждением или наказанием, возможно, произнося фразы: “Ты не должен был так поступать! Ты плохо обошелся с сестрой! Ты никогда не уступаешь брату!”. Или даже: “Ты наказан! Никакого телевизора сегодня!”.

Родители легко могут вымотаться, пытаясь убедить детей разобраться, сотрудничать, взять на себя ответственность, исправить несправедливость и прийти к соглашению.

И, конечно, каждый из детей хочет, чтобы родители узнали, поверили и признали его огорчение, особенно если кажется, что родитель больше склоняется к одной из версий произошедшего. Ребенок будет из кожи вон лезть, чтобы родитель принял его сторону и понял его позицию, возможно, чувствуя себя ужасно обиженным и оскорбленным, если этого не происходит. Минуты, когда ребенок уходит (или его отсылают) с чувством непонятости и безразличия, могут быть очень трудными в каждых отдельных взаимоотношениях родителя и ребенка.

Я быстро усвоила, что разбираться в деталях, пытаясь понять, кто и что кому сделал, - это не самая лучшая трата моих сил в такие моменты. Тут-то мне и потребовалось попытаться стать мудрее: сталкиваясь с конфликтами между детьми, нужно понять, что моя роль – увидеть обиду обоих детей, независимо от того, кто и что сделал.

Когда мы стремимся понять огорчение каждого из детей, выслушать каждого, признать каждого и пытаемся быть рядом без осуждения и критики, мы можем избавиться от чувства необходимости расследовать или принимать чью-то сторону.

Ценя и оберегая привязанность с обоими детьми, когда они злятся друг на друга, я могу просто вмешаться, завладеть их вниманием, успокоить и обратить к себе. В эти моменты главное – успокоить, помочь им справиться с накалом фрустрации и дать им возможность проработать свои огорчения.

В зависимости от накала страстей и от того, насколько они заведены (или насколько я заведена!), я предоставлю им свободное пространство вместе или поодиночке. Моя первоочередная задача – вмешаться в ситуацию, завладеть их вниманием и заставить отстать друг от друга.

Это не всегда просто. Когда они были помладше, чаще всего я с успехом могла их отвлечь (Эй, ребята! Посмотрите, какое солнце за окном! Как насчет поиграть в баскетбол, чтобы сменить настроение?). Сейчас, когда они постарше, я выражаю их напряжение (Вы двое! Кричите, оскорбляетесь, я вижу, деретесь. Я думаю, что вы сейчас слишком огорчены и вам нужно отдохнуть друг от друга). Это помогает развеять ситуацию и заставить их переключиться.

Хочу ли я на этом этапе обсуждать и анализировать, кто начал и кто кому что сделал? Нет, если только не хочу заработать головную боль, пока они пытаются перетянуть меня каждый в свой угол боксерского ринга!

Такое облегчение: оставить необходимость разбираться с деталями. Вместо этого я поддерживаю обоих, помогая успокоиться и вернуться в итоге к взаимопониманию, когда все уляжется. Разумеется, я отдельно проговорю с каждым ребенком, если увижу, что есть, что проговорить, например удары и пинки, или грубые слова. Но чаще всего я делаю это позже, когда утихнет буря, в спокойные моменты, один на один и только когда чувствую, что ребенок добр, восприимчив и внимателен.

Я осознала, что гораздо более значимо обеспечить мое спокойное присутствие, принятие и поддержку обеих сторон. Я оставила попытки все разрешить и верю, что с деталями разберемся по мере того, как дети будут расти и взрослеть. Для меня важно быть уверенной, что я стараюсь понять обоих: и того, кто ударил первым, и того, кто ударил вторым, – фокусируясь не на деталях, а на отношениях.

Дарлин Дэнис-Фриск (Darlene Denis-Friske)

Перевод Ирины Одновал